СМИ о лесном хозяйстве

Doc22: ЛХК «Алтайлес» планирует диверсифицировать свою деревопереработку

Базой для рывка в возведении малоэтажного жилья, драйвером роста этого сегмента рынка недвижимости должна стать созданная в Алтайском крае за последнее десятилетие современная отрасль деревянного домостроения. О проблемах и перспективах ее развития порталу Doc22 рассказал коммерческий директор ЛХК «Алтайлес» Дмитрий Логинов.

- Дмитрий Сергеевич, как развивалось в последние годы деревянное домостроение в крае? Почему именно ваша компания («Алтайлес») стала активно заниматься глубокой переработкой древесины, домостроением?

- Активное развитие деревянного домостроения и в принципе производства всей продукции, которая связана с этим сегментом глубокой лесопереработки (а это и окна, и двери, и лестницы...), началось с 2009 года. Именно тогда был запущен завод по производству клееного бруса в селе Топчиха. На тот момент это был, не побоюсь эпитетов, самый современный завод в России. Тандем из двух достаточно производительных европейских станков (немецкого и финского) позволял в достаточно большом объёме выпускать дома из клееного бруса и производить все необходимые дополнительные работы, к примеру, сверловка под электрику, различные виды сечений бруса с их компоновкой и т.д. Причем всё это осуществляется в автоматическом режиме, а на заводе, несмотря на сложную технологию производства, работает всего около 30 человек. На входе мы имеем пиломатериал, а на выходе - уже упакованный и полностью готовый к

- Почти конструктор?

- Да, действительно. Это деревянные стены, это балки перекрытий, стропильная система, черновые или чистовые полы, потолки, обрешётка с различными дополнительными материалами, которые необходимы для сборки. И все из дерева! Вот это был наш первый серьёзный инвестиционный проект, которому пришлось пройти череду испытаний. Если хотите, проверок на прочность. Это и кризис 2009 года, и настороженное отношение потенциальных покупателей к деревянным домам. Надо сказать, что пределом мечтаний жителей края до недавних пор был газобетонный дом. Со временем эта иллюзия рассеялась, и сегодня уже людям не нужно объяснять, что такое клееный брус, рассказывать о его преимуществах и прочее.

- И как же развенчивали эти предубеждения?

- Начинали мы с проведения семинаров. Объясняли людям, рассказывали о преимуществах деревянных домов, работали с различными риэлтерскими агентствами... Конечно же, самое главное, что пугает людей в деревянных стройматериалах, - это их горючесть. «Если у тебя деревянный дом, то рано или поздно он обязательно сгорит» - это миф, который очень крепко засел в умах людей, но мы со временем смогли их переубедить. Ведь на самом деле (и это, конечно, для многих прозвучит парадоксом!) деревянный дом более огнестойкий, чем дома из газобетона или из камня. Деревянная балка сохраняет свою несущую способность даже в самых чрезвычайных ситуациях. К примеру, при пожаре она до четырех (!) раз дольше, чем металлическая балка, сохраняет несущую способность. Если вы посмотрите на ту же самую Европу, то у них практически нигде нет в строениях металлических балок. У них во всех больших пролётных конструкциях, даже в нежилых, складских помещениях, используется в основном дерево. А если говорить про объекты, где преобладает агрессивная среда (аквапарки, например, и проч.), то там применяется только дерево и никакого металла в принципе быть не может.

Кстати, если обратиться к мировому опыту, на который так любят все ссылаться, то традиционно лидерами деревянного домостроения, если хотите, законодателями мод, являются страны Скандинавии и вся Европа. Именно здесь уже давно сформировался мощный социальный и потребительский запрос на экологическое домостроение, экологические материалы. Европейцы не принимают пластик, какие-то там суррогаты, им нужно всё самое-самое натуральное. А самый лучший из природных строительных материалов - это, как ни крути, дерево.

- Однако, насколько известно, дело не ограничивалось только теоретическими занятиями и разъяснительными семинарами...

- Да, мы решили на практике показать все преимущества и взялись за комплексную застройку: в коттеджном посёлке "Чистые пруды" взяли 25 участков и решили поставить там деревянные дома с целью дальнейшей продажи и популяризации деревянного домостроения. Показать всё-таки людям, что это за дом такой - деревянный, почему его стоит покупать, почему все мифы о горючести в принципе сегодня являются мифами. Мы этот проект запустили, построили там дома.

Все дома на сегодняшний момент проданы, в них живут люди, и они в большинстве своем всем довольны. Действительно, дома очень тёплые, комфортные, экологичные, там уже новые поколения рождаются. Однако, к сожалению, мы в Алтайском крае в силу каких-то особенностей менталитета жителей не смогли сильно продвинуться. Край у нас сегодня занимает только треть от всех продаваемых домов, а две трети уходил за пределы региона. Значительная часть раскупается соседями из Новосибирской и Кемеровской областей, поставляется в Европейскую часть России.

- Даже туда поставляете?

- Да, наши дома есть и в Центральной России, и в Калининграде, Липецке, Москве и Подмосковье, в Санкт-Петербурге. Мы с этими регионами достаточно плотно работали во время кризиса. Так же у нас имеются дома на Камчатке (там 3 дома стоит), во Владивостоке и Хабаровске есть. В принципе ограничений по перевозке никаких нет, дом можно отправить куда угодно.

Любопытно, что наравне с Алтайским краем в структуре наших поставок почти треть приходится на Казахстан. Там строятся целые посёлки по 200 и более домов из клееного бруса. Такие экологические деревни из натурального материала.

- Может, это просто дорого?

- К сожалению, нередко люди не задумываются об итоговой стоимости постройки, ориентируясь только на объем первоначальных вложений. Они для деревянного дома могут быть на старте строительства выше, но итоговая сумма по дому из клееного бруса дом выходит либо чуть-чуть меньше, либо такая же, как при строительстве, к примеру, кирпичного дома. И это без учёта преимуществ, которые, несомненно, имеются в возведении и проживании в деревянном доме. Если мы сейчас говорим про клееный брус, то у нас люди заселялись в дом за три месяца с момента начала изготовления на заводе до ввода его «под ключ». Самым главным преимуществом является то, что не нужна внешняя и внутренняя отделка. Если мы будем говорить о внешней отделке, то люди сегодня, как правило, отделывают свой дом сайдингом, керамогранитом, кирпичом. Но это всё стоит нынче очень дорого. Если перевести цену на квадрат, то получится, что клееный брус сегодня в выигрыше. Покрасить дом даже хорошими дорогими красками гораздо дешевле, чем сделать наружную и внутреннюю отделку какими-то современными, но дорогостоящими материалами. Плюс у нас в домах применяется везде скрытая электропроводка. Заказчик изначально продумывает расположение розеток, выключателей в доме, а под них в процессе монтажных работ высверливается каналы и отверстия. В результате - лицевая часть внутренних стен абсолютно чистая.

С 2009 года мы начали продвигать на рынке нашу погонажную продукцию - половую и обшивочную рейку, дверной брусок, сами двери, деревянные окна. Кстати, про окна. Сейчас начинается замена первых пластиковых окон, установленных 10-12 лет назад. И знаете, многие хотят устанавливать деревянные окна, которые нисколько не уступают самым лучшим пластиковым.

- Можно ли сказать, что сегодня предприятия, входящие в ЛХК «Алтайлес», производят все необходимое для строительства деревянного дома?

- Что касается дерева, то - да, практически всё. Причём самый главный наш плюс, наше конкурентное преимущество - это качество, потому что всё, что мы производим, делается на высококачественном импортном оборудовании. Второе преимущество - это экологичность. И третье - это цена. Благодаря тому, что сегодня все производство высокотехнологично, благодаря тому, что мы имеем свою сырьевую базу, те цены, которые мы людям предлагаем, вполне конкуренты. Разумеется, мы находимся в рынке, но благодаря нашим возможностям наши цены зачастую ниже, чем у конкурентов. Достаточно сказать, что, к примеру, цены на клееный брус сохраняется на уровне 2012-2013 годов. То же самое и по погонажной продукции, окнам.

Наша основная задача - это глубокая переработка древесины, и мы сегодня нацелены на то, чтобы эту продукцию производить. Хотим в 2016 году запустить проект поселка комплексной застройки в окрестностях Барнаула. Сейчас ведём переговоры о покупке земли и строительстве в течение года 25-30 домов и полном обустройстве территории этого поселка. Вот мы с вами говорим о малоэтажном исключительно деревянном домостроении. А Европе, в Германии уже строят 5-6-этажные деревянные дома. А в Швеции - трехэтажную деревянную школу.

- Многоэтажные дома? Полностью из дерева?

- Да, я был в таких посёлках. И у нас вполне реально такой проект реализовать, просто нужно немного мировоззрение поменять в этом направлении. А в Финляндии намерены к 2018 году построить 18- этажное здание.

- Практически - небоскрёб...

- Деревянный небоскрёб, так они его и называют. Если резюмировать, то перспективы у деревянного строительства большие.

- Дмитрий Сергеевич, одна из важнейших задач компании «Алтайлес», помимо сохранения лесного богатства, - это рациональное использование лесных ресурсов, в первую очередь - древесины. Ну, а рациональность предполагает максимальную степень переработки заготовленной древесины. Чтобы вся она использовалась рачительно, с умом. Как с этим обстоят дела?

- Если перевести эту задачу в экономическую плоскость, то это создание максимальной добавленной стоимости на объём добытой и переработанной древесины. Грамотное лесоуправление предполагает сохранение грамотного баланса между заготовкой, производством и гармоничной жизнью леса. Мы можем сегодня говорить о том, что лесовосстановление в Алтайском крае находится на высоком уровне.

Что же касается переработки древесины, то первые шаги мы сделали, построив несколько лет назад два современных лесоперерабатывающих завода. Это крупные комбинаты, которые способны выдавать качественную продукцию, отвечающую самым высоким требованиям. Сегодня мы смотрим дальше, думая, как перерабатывать древесину, которая пока не востребована. В настоящее время мы вынуждены констатировать, что через несколько лет большую часть лесных ресурсов (до 80 процентов) будут спелыми, перестойными леса, которые в распиловку уже и не годятся. Другая проблема - отсутствие переработки распространенных лиственных пород (берёзы, осины) и использование такого сырья в производстве биотоплива и стройматериалов. И наконец, порубочные остатки (ветки, сучья и т.д.), образующиеся в процессе лесозаготовки. Мы их по закону, по технологии сжигаем, но их же можно перерабатывать, находя более разумное применение и получая прибыль.

Во-первых, биомасса может в качестве энергоносителя идти для производства электрической и тепловой энергии. Сырьё это по себестоимости очень низкое, а значит, производство энергии будет недорогим, ведь это, по сути, отходы.

Во-вторых, это сырье можно пускать на производство ДСП. Однако такое производство может быть эффективным при высоких объемах производства - 500 тыс. кубометров и выше ДСП в год. У нас таких заводов пока нет в Алтайском крае.

Понятно, что промышленное использование лесных ресурсов требует существенных инвестиций, а диверсификация и углубление лесопереработки заложены в концепции развития лесной отрасли Алтайского края, которая была разработана Союзом организаций лесной отрасли (СОЛО) несколько лет назад.

- А что предполагает эта концепция?

- Она предусматривает строительство трех заводов - по производству фанеры, ДСП и МДФ. Это серьёзные деньги, а сами проекты должны сопрягаться с государственной промышленной политикой. Другими словами, должен быть государственный интерес в том, чтобы заводы были построены и работали. Причём, эти заводы, с точки зрения применяемых технологий, будут наносить нулевой вред окружающей среде.

Мы работаем в этом направлении, не останавливаемся. Проблема переработки невостребованной сегодня древесины обостряется, а ведь с годами ее будет только больше. Её нужно перерабатывать, производить какой-то продукт. Все эти проекты - очень капиталоемки, достаточно дороги с точки зрения строительных работ, прокладки коммуникаций. Мы со своей стороны всё рассматриваем, просчитываем, но ещё раз подчеркну: нам нужно твердо понимать и быть уверенными в востребованности такого производства на рынке. Когда будет понимание, тогда и будет интенсивное развитие этих производств, а они сегодня действительно нужны. Я не говорю уже о создании новых рабочих мест, социальных последствиях открытия таких предприятий и мультипликативном экономическом эффекте.

- Но, говорят, сегодня не лучшее время для масштабных проектов...

- Тем не менее, мы изучаем рынок на предмет производства плит МДФ, ДСП. Что-то дальше делать нужно, более готовые продукты предлагать людям сегодня. Мы ведём переговоры, например, с IKEА, и она крайне заинтересована в производителе, который бы контролировал всю производственную цепочку - от заготовки сырья до выпуска готовой к продаже продукции. Хотел бы заметить, что таких производств в России очень мало! А мы - одни из них.

Добавлю к этому, что растет число компаний, которые заинтересованы в том, чтобы получать какие-то уже готовые детали заводского изготовления. Не кустарщину, а именно заводского изготовления.

Ну и, разумеется, наши стратегические планы не исключают создание мебельного производства в Алтайском крае. Мы и об этом задумываемся.

Могу твердо сказать: нет у ЛХК «Алтайлес» цели вырубить лес, распилить и довольными куда-то убежать. Наша задача - рационально пользоваться лесными ресурсами, сохраняя разумный баланс между необходимостью сохранения среды обитания человека и его хозяйственными интересами. Наши планы носят настолько стратегический характер, что уже сегодня прорабатываются вопросы по дальнейшей переработке уже той продукции, которую мы ещё не производим. Мы этим занимались, занимаемся, хотим и будем заниматься впредь. Это и наше развитие, и развитие в целом всей лесной отрасли Алтайского края.

Справка. Дмитрий Сергеевич Логинов родился 21 августа 1982 года в Барнауле Алтайского края. В 2004 году окончил Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова по направлению "Технология хранения и переработки зерна", специальность - инженер-технолог. С 2004 по 2005 годы работал на ООО "Калманское ХПП" в должности начальника производственно-технологической лаборатории. С 2005 по 2007 годы работал в ООО "Дилинговый центр "Ин-трейд" в должности заместителя директора. С 2007 года - в ООО "Лесная холдинговая компания "Алтайлес": специалист отдела маркетинга, затем руководитель отдела. С 2014 года - коммерческий директор компании. Женат, двое детей.


Опубликовано: 01/12/2015


Перейти к списку