СМИ о лесном хозяйстве

"Алтайская правда": Золотая середина Владимира Чуканова

Каждый мужчина, как известно, за свою жизнь должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево. К своему 70-летию Владимир Чуканов перевыполнил эту программу. Есть у него и дом, и три сына, и лес, который он посадил или спас от лесных пожаров..., не счесть. Бесконечна, как космос

Все самое важное для Заслуженного лесовода России, кандидата экономических наук, исполнительного директора Союза организаций лесной отрасли Алтайского края «Алтайлес» Владимира Чуканова связано, сколько он себя помнит, с природой, с лесом. И, встретившись со свои героем в канун юбилея, «АП» убедилась: ничего нет случайного в его судьбе.

- Владимир Иосифович, вы из поколения «детей войны», а в то время лес был для людей возможностью выжить, давал им дрова, ягоды, грибы, сенокосы. Когда вы решили, что лес станет вашей основной профессией?

- Я родился в 1944 году, в селе Топчиха Алтайского края, в семье был младшим из четырех детей, «помазунчиком». Мама растила нас одна - отец погиб на фронте. Вся любовь старших досталась мне, так что ощущения трудного детства у меня нет, хотя жилось нам в те годы, конечно, нелегко. Вырос в доме на окраине села, рядом родные березовые колки, неповторимая наша сибирская лесостепь. Летом - ягоды и пруд, зимой - коньки-снегурки. К окончанию школы у меня было две мечты: служить на флоте и связать свою судьбу с природой. Военком, отправив меня служить в Военно-морской флот, исполнил первую, моя воинская специальность - гидроакустик. Служба нелегкая, но она формирует характер и чувство товарищества. А лесником я стал после демобилизации. Начинал в Больше-Реченском лесхозе, в родном районе. Обрубал сучья на лесосеке, дежурил на пожарно-наблюдательной вышке, заочно закончил Бийский лесной техникум, стал работать лесничим. У нас с женой уже сыновья подрастали, спасибо ей, отпустила меня на очное трехгодичное лесное отделение Сибирского технологического института. Я старался экстерном сдавать сессии, чтобы чаще бывать дома с семьей.

- Как лесничий стал кандидатом экономических наук?

- Девиз СССР помните? «Экономика должна быть экономной». Я уже директором Ключевского лесхоза работал, и мне хотелось знать хотя бы теоретически, что собой представляет экономика лесного хозяйства как наука. Вторую специальность инженера - экономиста лесного хозяйства и лесной промышленности я получил в Московском лесотехническом институте, это помогло мне позже защитить кандидатскую, по теме «Стратегия социально - экономического развития лесного хозяйства Алтайского края». Дилетанту она покажется скучной, на самом же деле тема использования лесных ресурсов бесконечна, как космос. Я старался эту мысль донести и студентам, когда преподавал экономику лесного хозяйства в АГАУ, и коллегам, уже будучи заместителем начальника управления лесами Алтайского края по финансам и экономике.

- А что тут можно нового придумать? Переработка древесины, производство различных пиломатериалов, столярных изделий и т.д.

- Речь - о глубокой переработке древесины, этот вопрос был всегда актуален. До введения нового Лесного кодекса (2006 года) бывшие лесхозы были бюджетными организациями с ограниченными возможностями финансовой деятельности, хотя к этому времени у них был уже наработан определенный потенциал капвложений. Лесное законодательство разделило контрольные и хозяйственные функции в лесном хозяйстве и открыло большие возможности предпринимательской деятельности. Сейчас в Камне-на-Оби, Рубцовске, Павловске, в Тальменском, Первомайском и ряде других районах работают крупные лесоперерабатыващие предприятия, оснащенные высокопроизводительным деревообрабатывающим оборудованием, позволяющим выпускать качественные пиломатериалы евростандарта, клееный брус и строганый погонаж, оконные и дверные блоки и т.д. Огромный импульс получило современное деревянное домостроение. Отходы лесопиления превращаются в щепу и древесные гранулы (пилетты), использующиеся как биотопливо, последние равноценны по теплоемкости каменному углю. Налажено производство угля древесного, масла пихтового и других видов лесопродукции. Это несложно технологически, но организация такого производства требует осмысления, времени, средств. Строительство лишь одного такого завода - это крупный инвестпроект с финансовой емкостью в несколько миллиардов рублей, который должен быть окупаемым. Но Алтайский край ориентирован на идеологию экологической целесообразности, и не случайно в 2009 году признан лучшим в России по режиму ведения лесного хозяйства. У нас разработана и утверждена Администрацией края «Стратегия развития лесной отрасли Алтайского края на период до 2025 года» с точками роста как промышленной деятельности, так и лесного хозяйства. Кстати, ежегодно за счет всех видов источников финансирования на нужды лесного хозяйства лесные предприятия тратят свыше 900 миллионов рублей. Собственно, охрана, лесовосстановление и использование лесов - это три кита разумного хозяйствования. И лишь от одного - заготовка и переработка древесины - предприятия получают возмещение своих лесохозяйственных затрат. Охрана и воспроизводство лесов - это неокупаемые сектора экономики лесного хозяйства, а от такого вида как лесовостановление, отдачу увидят через век уже наши внуки. Но видимые результаты от работы по обеспечению лиц, использующих леса кадрами, современными техническими средствами по противопожарной профилактике предупреждения и тушения лесных пожаров ощущаем на себе и мы. Если сухим жарким летом нам удалось сберечь от огня лес - это замечательный результат.

Есть выход

- Не секрет, что восстановление леса не успевает за темпами его промышленного использования. И СМИ пестрят сообщениями: тут грибы исчезли, там краснокнижников спугнули. Где выход?

- Мы, в любом случае, пока живем потенциалом природы, это правда. Выход - в щадящей эксплуатации леса, ресурса возобновляемого, в отличие от газа и нефти. Рубку спелого леса, по аграрной терминологии, можно сравнить со сбором урожая. Есть рубки ухода для формирования будущих полнотных насаждений, есть санитарные рубки, когда убирают ослабленные пораженные вредителями леса деревья, сухостой. Но не прошло еще ста лет, необходимых для объективной оценки экономической эффективности современной научной системы лесопользования в России. Хотя еще в XVIII веке наш ученый - лесовод Георгий Федорович Морозов рубки, дающие возможность вырасти новому поколению леса, считал синонимом его лесовосстановления. СССР - отдельная история. В годы Великой отечественной войны и освоения целины нужны были огромные объемы древесины, чтобы строить заводы, жилье, обустраивать тысячи переселенцев, эвакуированных, целинников. Лес тогда истреблялся безмерно. На кону была судьба страны, иных приоритетов быть не могло. Времена изменились, сейчас нужна «золотая середина». Да, лесопользователи не без греха, и правы люди, замечающие факты беспринципного отношения к нашему зеленому дому. Но не дремлют и службы, контролирующие деятельность лесных предприятий.

- Вы 23 года руководили лесным предприятием на юге края, в Ключевском и Михайловском районах. Почему, по-вашему, четыре года назад не удалось остановить огонь, буквально слизавший Николаевку?

- Предыстория этого пожара началась с развалом СССР. То, что творилось в приграничных районах Казахстана, иначе, как безответственностью высшей степени, я назвать не могу. На той стороне, например, измельчали до нескольких дворов лесные поселки. Не стало людей, занимавшихся профилактикой предупреждения лесных пожаров, развалились сельхозпредприятия, а их техника была распродана по дешевке, естественно, большие площади нескошенных сенокосных угодий стали прекрасным горючим материалом. Случались в моей практике пожары и до перестройки, но в приграничном Казахстане работали соответствующие службы, с которыми мы сотрудничали, выходили им на подмогу, если нужно было. А в сентябре 2010 года роковым образом совпали очень сухая погода и сильнейший, до 40 метров в секунду, ветер. Шкальный огонь набрал силу на стороне Казахстана, и некому его было остановить. Там семь героев - одиночек пытались опахивать участки, тушить пламя, в итоге сгорели заживо. Мы упреждали огонь за 10 км и более до границы с Алтаем, да разве удержишь такую огненную лавину...

- Говорят, опыт - лучший учитель. Берет дорого, зато и объясняет доходчиво.

- Да, Николаевка многому научила Россию и Казахстан. Сейчас наши страны сотрудничают на межправительственном уровне, оснащают техникой свои службы охраны лесов. Петух жареный клюнул, в буквальном смысле - все встряхнулись.

- Кто-то из ваших сыновей пошел в «лесную» профессию?

- Нет, они все врачи. Сначала медицинский окончил старший, Иван, за ним Константин пошел, и младший Андрей. Но и это не все. Их жены - медики. Да и супруга моя, Надежда Андреевна, лесопатолог, если вдуматься, тоже врач. До сих пор лечит лес от вредителей и болезней.


Цитата «АП»

«Меня клещ ни разу не кусал, пока я в лесхозе работал. А этой осенью цапнул, пришлось иммуноглобулин вводить. В последние годы покусанных много. Да и грипп, которого сибиряки никогда не боялись, сейчас свирепей стал. Наверное, природа и атмосфера так отвечает человеку за вмешательство в их дела».

Досье «АП»

Владимир Иосифович Чуканов. В лесной отрасли - с 1967 года. Заслуженный лесовод России, кандидат экономических наук, диссертацию защитил по теме: «Стратегия социально-экономического развития лесного хозяйства Алтайского края». Один из разработчиков «Концепции развития лесной отрасли Алтайского края до 2020 года». Награжден Почетной грамотой Администрации края, медалью «За заслуги в труде».

Тамара ПОПОВА


Опубликовано: 08/10/2014


Перейти к списку