СМИ о лесном хозяйстве

"Алтайская правда": Смотреть в будущее

Если посмотреть историю, проблем у лесного хозяйства всегда было выше крыши. Лесники справлялись. И результатом этой работы является то, что и сегодня лесная отрасль Алтайского края является лучшей в Российской Федерации. Это подтверждено на официальном уровне. У истоков перевооружения отрасли на современные рельсы стоял доктор сельскохозяйственных наук президент Союза организаций лесной отрасли «Алтайлес» заслуженный лесовод России Михаил Ключников:

- Само законодательство рождалось в большой полемике. В 2007 году новый закон вступил в силу. Абсолютно понятно, что он был гораздо, скажем так, сырее, чем сейчас, и где-то не отражал принципы необходимости принятия решения. Тем не менее, этот закон был. Все эти годы он активнейшим образом изменялся, над ним шла работа. Нельзя сказать также, что всё правильно и безупречно во внесённых в кодекс изменениях, хотя на 90% те поправки, которые внесены, продиктованы временем, самой жизнью.

Однако утверждать, что сегодня лесное законодательство уже достигло своего совершенства, означает поторопиться. Есть предложения и в субъектах Российской Федерации, есть президентские поручения - работа продолжается. Алтайский край принимал активнейшее участие в формировании предложений, поправок. Многие из них пока ещё не нашли подтверждения в текстах нового законодательства.

Сегодня в рамках Союза организаций лесной отрасли открыли площадку в Алтайском крае для других объединений, подобно СОЛО, в Российской Федерации. Подобные союзы лесных предприятий имеют 47 субъектов Федерации и им небезразлично законодательство. На площадке разместили все наши предложения, они сегодня обсуждаются этими 47 субъектами Федерации. Предложения переданы в Министерство природных ресурсов и в Рослесхоз для обмена мнениями, споров, для принятия решений.

В пору, когда Михаил Ключников был начальником управления лесами (2007-2012 годы), он являлся членом комиссии при Правительстве РФ по совершенствованию лесного законодательства. Это очень авторитетный орган. Тогда ему удалось поработать на край, чтобы максимально реализовались предложения. То, что в Лесном кодексе определено, разрабатывает или правительство, или специально уполномоченный орган в области лесных отношений.

«Возможностей тогда у меня, а стало быть, у края было побольше, чтобы свои проблемы алтайские мы как-то могли нивелировать и как-то решать», - говорит Михаил Ключников.

Сегодня, в 2014 году уже видно, что удалось сделать всего за 7 лет.

Начинали с нуля

Что дал новый лесной закон для отрасли края? Конечно, произошла революция. Ликвидированы лесхозы, и на их месте созданы практически коммерческие организации - общества с ограниченной ответственностью. Для этого был золотой потенциал - высочайшей пробы профессионалы, инициативные люди, которые создали эти предприятия. И это привело к тому, что в крае возник очень большой рост капиталовложений, инвестиций в лесную отрасль. Именно новый кодекс дал возможность арендаторам лесных участков увидеть будущее и смотреть в будущее. Идти, рисковать, получать кредитные ресурсы, вкладывать их в лесную отрасль.
Вложения - миллиарды рублей

Край никогда таких инвестиций, с учётом и советских времён, не вкладывал (пропорционально) и столько никогда не строил в такой короткий отрезок времени. Лесники не только вкладывали в деревообработку в этот период, особенно в 2006 - 2007 годы, вносили деньги в укрепление пожарной безопасности лесов, приобретение технических средств. За эти годы было приобретено более 150 пожарных автомобилей. Вкладывались деньги в тушение пожаров с воздуха. Именно в это время была создана лесная авиация. И сегодня уже не представляем наших зелёных массивов без авиации, она должным образом зарекомендовала себя в охране лесов от пожаров.

Здесь начинать пришлось с нуля и потребовались колоссальные затраты, чтобы всё организовать должным образом. Авиалесоохрана стала комплексом, который дополнил заметным штрихом уже существующую, чётко выстроенную систему охраны лесов от пожаров.

К этому периоду нужно отнести строительство Алтайского лесного селекционно-семеноводческого центра. Его создание - прорыв для лесовосстановления на Алтае.

Событие связано с приходом Савинова на должность руководителя Рослесхоза. Идея создать лесные семеноводческие центры принадлежит именно ему. На одном из совещаний Михаил Ключников встал и заявил, что в Алтайском крае уже существуют плантации плюсовых деревьев, есть лесосеменная база. Алексей Савинов приехал на совещание, посмотрел возможности создания одного из 4 центров. Были выделены федеральные деньги, а также средства из краевого бюджета.

Единственный за Уралом Алтайский лесной селекционно-семеноводческий центр имеет проектную мощностью 7 миллионов сеянцев в год с закрытой корневой системой. На тысячах гектарах уже растут сеянцы с закрытой корневой системой.

Отдельно - о деревообработке

Было немало причин для того, чтобы развивать это направление, поскольку подходили к вступлению в ВТО. Прекрасно понимали, что придется конкурировать не только с ближним, но и дальним зарубежьем. Качество должно быть совершенно другого уровня. Однако с устаревшими технологиями невозможно было и мечтать о каких-то достижениях. Надо было конкурировать, развиваться, идти вперед. Ломать старое, заменять его новым. Иначе просто деревообработка приказала бы долго жить. И без неё превратились бы, как некоторые субъекты, в сырьевой придаток других стран.

Углубление переработки. Стали создавать домостроение. Задействовали 11 предприятий на проект «Алтайский дом». Проект реализован. Как удалось? Ряд предприятий: «Бобровский лесокомбинат», «Содружество», «Лес Сервис», «Вострово Лес», Новичиха и другие одномоментно на высокотехнологическом оборудовании производили каждое своё изделие, а в итоге получался дом. Отрасль домостроения развивается, с каждым годом жилья выпускается больше и есть надежда на то, что в перспективе будет ещё более успешной.

Не всё сразу

- До принятия решения анализировали работу многих стран и видели, что отстаём по производительности труда от США примерно в 10 раз. То есть каждый наш человек производил в 10 раз меньше продукции. Как можно конкурировать, работать, жить дальше, если имеем такую производительность? Её увеличение возможно только с новыми технологиями.

Именно тогда лесное предприятие «Алтай-Форест» вложило около миллиарда рублей в развитие технологий, на техническое перевооружение обрабатывающей промышленности. Сегодня это одно из лучших предприятий лесной отрасли края и страны. Качество выпускаемой продукции выше мировых стандартов.

Только новые экономические отношения в лесной отрасли, построенные на новом законодательстве, при функционировании нового Лесного кодекса способствовали тому, что произошло в Алтайском крае. Можно сколько угодно критиковать, ругать Лесной кодекс, но, проведя в жизнь этот кодекс, отрасль не потеряла кадры, сохранила коллектив, он развивался, менялся и вышел с честью и достижениями.
О лесных запасах

- В настоящее время в зелёных массивах по возрастной структуре преобладают спелые и перестойные насаждения. Это большая проблема для края. Решить её можно, лишь убирая деревья, заменяя их новыми. Другого ничего здесь придумать нельзя, уже обосновано и подтверждено учёными, наукой.

В крае сегодня прирастает древесины 9 миллионов кубометров в год, нужно столько же изымать, чтобы был полноценный лес и постоянно возобновлялся. Необходимо думать о безопасности лесов Алтайского края. Это должны услышать все, придётся услышать - иного выхода нет. Ждать что-то новое дополнительное от лесной отрасли - очень сложно.

Можно ли вообще не трогать лес? Не заниматься его реконструкцией, дать природе естественным путём убирать бурелом, заращивать гари? Сколько тогда времени понадобится? По такой логике - зачем нам распахивать поля и степи, пусть сохраняются, зачем добывать газ - мы и здесь нарушаем целостность природы. Если только оберегать и не использовать и только говорить о том, что надо сохранять и беречь, а как тогда получится развиваться? Повышать благосостояние, уровень жизни? Надо прислушаться к специалистам, профессионалам.

Идти вперёд

- Сегодня накоплен большой потенциал. Лесники доказали своей работой: они знают, что делать. Только не мешайте профессионалам работать и всё будет. На мой взгляд, мы сами создаем себе проблемы: боремся, а на деле ухудшаем уровень жизни населения края, ухудшаем экологию региона, разводя дебаты. Противостояние только оттягивает нас назад. Страна должна идти вперед. Принята государственная политика по развитию интенсивной модели ведения лесного хозяйства. А это значит - не бояться заниматься изъятием древесины и лесовосстановлением. Вот для такой модели развития края пока есть всё, край не растерял ни кадры, ни возможность проведения качественных рубок.

Что в будущем? Лесной кодекс всё-таки будет усовершенствован. Хотелось, чтобы власть после выборов активнее участвовала в развитии лесной отрасли, чтобы сдерживались политические амбиции.

Дебаты продолжаются

Нужно сделать очень много. Сегодня мы конкретно не знаем, где именно находятся краснокнижники. Исполнители работ в лесу - не профессора, ботаники или орнитологи. Их просим провести исследование, а его итоги представить отрасли. Необходимы координаты, площадь, съёмки, описание этих участков и тогда уже мы будем разрабатывать технологии, как вести хозяйство. В 2014 году предприятия-арендаторы начнут вкладывать деньги в эти исследования, не дожидаясь бюджетных ассигнований. А также приступят к разработке мероприятий по сбалансированному проведению хозяйственной деятельности на этих участках.

Но главная проблема в крае: мы можем потерять сами насаждения. Сегодня под угрозой - береза. Она достигла предельно допустимого возраста. Сегодня она находится под прессом насекомых-вредителей. После обработки препаратами проживёт береза несколько лет и обрушится. Можем получить в ближайшие десятилетия громадные территории погибших березняков. Если погибнут сами, естественно они не возобновятся. Особенность в том, что когда усыхает береза, усыхает и её корневая система, а береза возобновляется от корней.

О пихтачах. Не было бы полиграфа, на перестойные ослабленные пихтачи напал бы другой вредитель. У насаждений нет жизненной энергии, их надо было вырубить вовремя и грамотно.

Похожая ситуация по сосне. Необходимо уже сейчас принимать решение по спасению Панкрушихинской, Алеусской, Касмалинской, Барнаульской лент именно через вырубку, через создание новых лесов. Иначе получим экологическое бедствие. Ликвидация последствий потребует колоссальных затрат и, конечно, с большими потерями для экологии.

Главное сегодня переломить тенденцию старения лесных насаждений - естественную их гибель. Пока ещё не поздно и ещё можно что-то сделать, но через 10 лет будет уже поздно. Хотя мы уже опаздываем. Этими рубками надо было заниматься лет 25-30 назад. Как будет решаться проблема, от этого и будет зависеть всё развитие лесной отрасли. Никто не хочет увидеть погибшие леса. Корневая губка, которой заражены деревья, лечится только вырубкой. Гриб превращает в труху корень. Представьте, что в один момент ветер может повалить тысячи гектаров деревьев. К этому идем, когда храним и не даем возможности возобновиться.

Законодательство позволяет сегодня сделать всё, как предписано лесоводческой наукой. Задача - оставить после себя здоровые лесные массивы, у которых есть будущее. Иного не дано.

* * *
Нужны полномочия - задерживать нарушителей

Михаил Ананьев, исполнительный директор ООО «Лесное», кандидат биологических наук, заслуженный лесовод России, Угловский район:

- С момента действия нового Лесного кодекса алтайским лесоводам удалось многое. В первую очередь, несмотря на несовершенство лесного законодательства, сохранить ленточные боры. Конечно, негативно сказывается тот фактор, что у арендатора нет полномочий по задержанию лесонарушителей. А ведь «черные лесорубы» наносят колоссальный ущерб лесному фонду.

Если предприятия осуществляют рубки ухода, а также спелых и перестойных насаждений, руководствуясь исключительно законом, то нелегальные заготовители уничтожают десятки гектаров лучших насаждений, не соблюдая элементарных правил.

Тревожная проблема

Михаил Чечушков, генеральный директор ООО «Содружество», Павловский район:

- Большинство лесоводов Алтайского края как работали до принятия нового Лесного кодекса, так и работают. Тушим пожары, бегаем за нарушителями - по привычке. Люди ведь остались те же. Тем и отличается Алтайский край от многих других субъектов страны, что у нас сильное, закаленное нелегкими годами лесное сообщество.

Тревожная проблема сегодня - большие запасы спелой и перестойной древесины. Через пятнадцать лет это может привести к экологической катастрофе.

Не допустить большой беды

Петр Кляен, исполнительный директор ООО «Вострово Лес», Волчихинский район:

- С 2007 года, когда государственные лесхозы стали коммерческими предприятиями, стало работать сложнее. Порой непонятно, в каком направлении двигаться. Но, несмотря на все неувязки, мы занимаемся прежде всего охраной лесов от пожаров, хотя эта обязанность даже не возложена на арендатора законом.

Мы-то понимаем, что проще не дать лесу сгореть, не допустить большой беды, чем потом нести колоссальные затраты по его восстановлению.

Как говорят лесники, лес не боится топора, а боится пожара. Такого, как в Николаевке.


Опубликовано: 22/09/2014


Перейти к списку