Пресс-центр

Хорошая динамика

В интервью с журналистом краевого издания 'Свободный курс' гендиректор 'Алтайлеса' Иван Ключников рассказал о новом масштабном проекте компании, а также успехах уже действующих комбинатов  2017 год для холдинговой компании «Алтайлес» (крупнейший арендатор лесов и деревопереработчик Алтайского края) будет годом строительства: она начнет возводить крупный завод по производству плит МДФ. Что даст холдингу этот инвестиционный проект, как компании несмотря на сложности в экономике удалась нарастить показатели и о том, чем уникальны Каменский и Рубцовский деревоперерабатывающие комбинаты (ЛДК) нашему изданию рассказал генеральный директор компании Иван Ключников.

Иван Ключников «Прекрасная динамика»


- В 2016 году вам удалось увеличить объемы выпуска товарной продукции. Какие изделия сейчас наиболее востребованы на рынке?

- По этому показателю в денежном эквиваленте мы ежегодно прирастаем на 10-15%, и 2016 год не стал исключением: динамика составила 14%.

При этом объемы заготовок древесины уже несколько последних лет не меняются. Рост происходит за счет продуктов глубокой переработки - погонажных изделий, домостроения. Но доминантой в структуре спроса остаются пиломатериалы. В основном они идут на экспорт.

- Какова география поставок вашего холдинга?

- Для каждого продукта она своя. Но в целом из года в год она становится все шире. Если еще пять лет назад мы экспортировали пиломатериал только в страны ближнего зарубежья, то сейчас активно работаем с Китаем и многими европейскими странами. Сегмент деревянного домостроения в основном представлен в России, причем от Калининграда до Сахалина. Недавно один домокомплект отправили в Урумчи. Китай - тоже перспективное направление, мы будем стараться расширять географию присутствия. По-другому никак. Емкости местного рынка недостаточно.

- Сейчас строительный рынок падает. Как это отражается на сегменте деревянного домостроения?

- Верно, рынок падает, и нет предпосылок для его скорого восстановления. Но мы усилили работу в области продаж и смогли нарастить свою долю в этом сегменте. Например, в 2016 году наш завод домостроения в Топчихе увеличил объемы производства на 20%. Прекрасная динамика. На этот год мы поставили ему планку еще выше.

- Какие технологии домостроения сейчас в тренде? Часто ли приходится делать дома по индивидуальным проектам?

- Значительную часть домов мы делаем именно по индивидуальным заказам. Типовые проекты есть, но по ним заказов меньше.

Более 95% домов мы делаем из клееного бруса. Эта технология хороша тем, что здесь можно добиться идеальных геометрических параметров. В целом такой дом вполне конкурентоспособен по сравнению с кирпичными или построенными из пенобетона. И, что важно, более экологичен.

Как более дешевую альтернативу мы можем предложить дома из оцилиндрованного бревна, но они менее долговечны. На эконом-сегмент сильно влияет ситуация на рынке, люди не готовы вкладываться в новые решения. Поэтому не слишком быстро развивается каркасное домостроение, несмотря на его очевидное преимущество - быстроту строительства. Но мы уверены, что рынок под этот продукт сформируется, мы над этим работаем.

- Вы снова говорите о росте. Неужели кризис вас не коснулся?

- Безусловно коснулся. Мы сильно почувствовали падение цен. В январе 2016 года их средний уровень был едва ли не самым низким за последние 5 лет. Кроме этого, людям было эмоционально тяжело: все, что происходит в стране и в мире, нас всех тоже касается.

Мы продолжили снижать издержки, увеличивать эффективность, внедрять новые технологии, оптимизировать старые и т.д. Особое внимание уделяли управлению сезонностью (загрузка предприятий зимой в разы ниже, чем летом). Мы перестраивали систему так, чтобы мы могли оперативнее реагировать на изменения, быстро привлекать резервы по технике, набирать дополнительные смены и т.д.

К концу года ситуация на рынке выправилась, и мы уже почувствовали себя увереннее.

Нашли нишу

- Вышли ли на проектную мощность Каменский и Рубцовский ЛДК? Как вы оцениваете успешность этих инвестпроектов?

- Да, на проектные мощности мы вышли, и по Камню-на-Оби в пик сезона даже перевыполнили поставленную для себя планку. И Каменский, и Рубцовский ЛДК - это, безусловно, стоящие проекты. Их эффективность на 100% доказана. Все те положительные результаты, о которых я уже говорил - это плоды инвестиций в новые производства. Раньше мы перерабатывали сырье на многочисленных маленьких предприятиях, а сейчас сосредотачиваем этот процесс преимущественно на этих двух комплексах. Это было единственно верное решение с точки зрения бизнеса. Благодаря нему мы получаем лучший продукт по соотношению цена-качество и, по сути, выпускаем брендовый, премиальный материал.

Также эти проекты дали нам возможность заходить в новые ниши, искать новые вариации продуктов. Например, сейчас мы можем предложить покупателю рассортированный по различным классам качества и упакованный пиломатериал, чего не было прежде. Еще одно новое направление - сухие пиломатериалы. Сушка практически полностью исключает в дальнейшем появление на пиломатериале грибка и синевы. Раньше, пока товар доезжал до заказчика, на нем появлялась синева, сейчас эта проблема отпала. Кроме того, сухие пиломатериалы имеют меньший вес, что дает нашим клиентам возможность экономить на транспортировке, загрузив больше продукции в один вагон.

Некоторые скептики говорят: это, мол, простые лесопилки. Но покажите мне, где еще в Алтайском крае есть такие инструменты! Где еще делают 3D-моделирование и оптимизированный раскрой каждого бревна? И это при потоке, движущемуся по участку со скоростью до 140 метров в минуту!

Это уже технологии мирового уровня. Сейчас мы в этом плане не отстаем от Западной Европы, хотя в начале «нулевых» наша технологическая база была на уровне западной образца 50-60 годов ХХ века. И организационно мы тоже движемся вперед, развиваем специализацию и интеграцию. За этим будущее.

- Вы уже анонсировали, что планируете расширить структуру холдинга за счет завода МДФ. Расскажите подробнее об этом проекте.

- Эту идею мы вынашивали давно, с 2008 года. Изначально планировали построить завод ДСП, выбирали площадки, но, к сожалению, столкнулось со сложностями инфраструктурного обеспечения крупного промышленного объекта. За это время изменилась и рыночная конъюнктура: в Томской области вдвое увеличено производство ДСП компанией "Томлесдрев" , и по этому продукту в Сибири рынок оказался близок к перенасыщению. Но есть МДФ - ниша, в которой можно занять неплохое положение, если поработать над продуктовой линейкой.

Завод мы будем строить в Павловске. Сейчас его проектирует бельгийская инжиниринговая компания «Зикоплан» - мировой лидер в этом направлении. Мы уже получили поддержку банков и весной начнем строительство цеха площадью более 30 тыс. кв. метров. Осенью мы ждем порядка 300 фур с оборудованием. Заработать завод должен в июле-августе 2018 года. На нем мы будет производить до 250 тыс. кубометров плит МДФ в год. После выхода завода на проектную мощность мы почти вдвое увеличим выпуск товарной продукции компании.

- Сколько вы инвестируете в этот проект и когда он окупится?

- Больше 3 млрд. По поводу возврата вложений скажу, что на западе такие производства окупаются более 10-12 лет. Это не высокорентабельный проект, но он даст серьезный импульс для развития холдинга.

- Какие еще направления развития вы считаете перспективными?

- Биоэнергетику. Все наши предприятия давно отапливаются только на биомассе. И на новом заводе будет большой энергоцентр мощностью 50 мегаватт. Позиции биоэнергетики укрепляются. Например, РЖД активно использует топливные брикеты для отопления вагонов. Их мы уже производим, а в 2017 году построим завод по производству пеллет - древесных топливных гранул (спрессованных опилок). Это отличная альтернатива газа в том смысле, что пеллеты очень удобно использовать - достаточно засыпать их в бункер котла, и система автоматически будет подавать необходимое количество пеллет в топку. С экономической точки зрения переход на биоэнергетику также оправдан.

Специальный вопрос

- В 2016 году (да и раньше) мы слышали немало заявлений общественников и экологов о том, что лес «безбожно выпиливают, вывозят». Претензии звучали в адрес разных арендаторов, в том числе и в ваш. Что вы отвечаете во время таких дискуссий?

- Да, у нас, мягко говоря, расходятся взгляды с представителями отдельных экологических организаций. И ладно бы их позиция была мотивирована профессиональным взглядом на ситуацию. Но зачастую это просто огульные обвинения. Мы ведем диалоги, привлекаем к ним научную среду, независимых специалистов.

Нам пытаются диктовать глупые идеи, которые не принесут пользу лесу. Например, полностью запретить рубки. У нас работают много кандидатов и докторов наук, мы понимаем, что рубки в большинстве случаев просто необходимы, иначе создается благоприятная среда для вредителей. «Сохраняя» лес таким образом, как предлагают некоторые общественники, его можно просто погубить, как это, например, произошло в Подмосковье.

В конце «нулевых» было много криков: ««Алтайлес» все рубит, ничего не останется!» И где это «ничего»? Мы работали и продолжаем работать четко в тех объемах, что довело до нас государство. А это научно обоснованные расчеты. Мы тратим колоссальные деньги на лесовосстановление. Причем восстанавливаем в том числе те лесные массивы, которые были уничтожены пожарами еще задолго до появления холдинговой компании. Но некоторые искажают действительность и зарабатывают на этом политические очки. Только польза для природы от всех этих выступлений - ничтожна.

За последние пять лет по подобным сообщениям нас проверили все уполномоченные службы - и краевые, и окружные, и федеральные. Никаких существенных замечаний нам не сделали. Комиссия Рослесхоза признала все претензии к нам несостоятельными.

О чем еще рассказал собеседник

О лесовосстановлении:

- Мощности наших питомников выше, чем текущая потребность в посадочном материале. Мы практически полностью зарастили гари конца XX - начала XXI вв. - более 100 тыс га. Более того, проводим масштабные акции по созданию новых участков леса, озеленению городов и сел. В Алтайском крае более полувека работает одна из сильнейших в стране школ лесоводства. То, что делается в этой сфере сейчас - это уже профессиональный стандарт. Поэтому не стоит беспокоиться за лесовосстановление в регионе.

Об оборудовании:

В России действует ряд программ по развитию станкостроения, но импортозамещения как такового в этой сфере, по большому счету, мы не видим. Да и вряд ли уже удастся догнать европейских производителей - слишком далеко они ушли и даже не думают останавливаться. Но в некоторых нишах вполне можно многое делать самим. Например, котлы. К сожалению, отечественные станкостроители пока слабо работают над снижением затрат: сейчас, скажем, транспортер дешевле купить в Германии, растаможить и доставить, чем приобрести его в России - такой вот парадокс. В любом случае, я уверен, отечественное станкостроение будет развиваться - это в интересах и бизнеса, и власти.

О кадрах:

- Это непростая для нас тема. Из года в год мы усиливаем ставку на людей, имеющих образование, особенно при подборе кадров на деревообработку. Да и в лесу - что может там делать человек без профильного образования? К сожалению, мы наблюдаем спад в развитии системы образования, и пока тренда к позитиву нет. Не хотелось бы в заготовках переходить на вахты, но пока все к этому идет. На Салаире, в Томске и Красноярске это уже обычная практика. Нас немного выручает то, что мы создаем централизованные предприятия - сейчас сложно привлечь высококвалифицированный персонал в село, тем более в небольшой лесной поселок. Особенно технологов и специалистов финансово-экономического блока. Но в определенные населенные пункты нам привлекать людей необходимо, и мы стараемся их по разному мотивировать: зарплатой, возможностью работать на новой технике, жильем и т.д.

Досье

Иван Михайлович Ключников родился в 1981 году в Угловском районе Алтайского края. В 2003 году окончил инженерно-экономический факультет АлтГТУ по специальности «Менеджер организации». С 2003 по 2007 годы работал в Алтайском банке Сбербанка РФ, прошел путь от экономиста до главного экономиста отдела валютных и неторговых операций. С 2007 по 2010 годы работал директором по развитию холдинговой компании «Алтайлес», затем три года работал исполнительным директором «Рубцовского ЛДК». В 2013 году вернулся в топ-менеджмент холдинга в качестве директора по производству. Гендиректор компании с 2016 года. Женат, воспитывает сына.


Опубликовано: 01/02/2017


Перейти к списку